Мы продолжаем принимать иностранных пациентов. Авиаперелеты разрешены. Жизнь в центре Израиля безопасна, бои идут в Секторе Газа.

Мы работаем с пациентами:

  • России
  • Казахстана
  • Белоруссии

Филипова Елена, 09.2020 г.р., мама Анастасия, г. Москва. Операция – 02.2022 г.

03.2022 г. – Ленка – наш первый, желанный и долгожданный ребёнок. После относительно спокойной беременности она родилась на 40-й неделе. Мы были счастливы, как никогда.

В первый месяц всё было спокойно. Ребёнок рос, креп и развивался. Я исправно мазала Бепантеном странное покраснение на попе и удивлялась, что оно не проходит. А потом на первой же диспансеризации невролог сказала: “У вас тут что-то странное”. Позвала хирурга, дала нам направление в Солнцевскую больницу и написала на заключении: Spina Bifida. К вечеру, прорыв весь интернет, мы знали: у дочки она. А вот что делать не знали категорически.

Следующие 2 недели были бесконечно мрачными. Мы носились по врачам, надеялись, что сейчас нам скажут, что всё в порядке, это ошибка, мы выдохнем и будем жить дальше. Но каждый осмотр подтверждал диагноз. Наконец, мы сделали МРТ. И поняли, что всё очень, очень плохо.

У Ленки оказался Дермальный синус, припаянный конский хвост и Липома, поглотившая большую часть спинного мозга. Перспективы были самые мрачные: глубокая инвалидность, паралич, нарушение работы всего, что только можно. Все подтверждали: нужна операция, точнее, несколько операций. Могут повредить корешки, тогда ребёнок всю жизнь будет ходить с катетером. Никаких гарантий. Никакой статистики. Ребёнку всего месяц, а его будущее уже под угрозой.

В эти темные дни нам дали контакт Анны Казачковой. Она была первым человеком, который сказал: успокойтесь, всё будет хорошо. Я всегда буду ей благодарна. Анна – врач-координатор лучшего специалиста по Спина Бифида, профессора Шимона Рокхинда. У него свой метод удаления Липомы, благодаря которому достаточно одной операции и очень низкий процент осложнений. Разумеется, такая операция стоит недёшево: около 50,000 долларов. Но когда на кону будущее ребёнка!…

Анна помогала нам во всём. В частности, свела нас с Благотворительным фондом “WorldVita”, который согласился объявить сбор денег. Благодаря ему, каналу РенТВ и еще одному фонду, который меня просили не афишировать, мы собрали деньги за сутки. Операция была назначена на октябрь 2021, но из-за Ковида границы Израиля были закрыты. Ещё несколько месяцев мы сходили с ума. И вот, наконец, в январе отправились в Израиль.

Анна встретила нас в аэропорту и отвезла в съёмную квартиру. Тогда ещё был карантин, так что неделю мы сидели дома. Спасало наличие собственного маленького дворика и доставка еды. Если честно, это была одна из самых счастливых недель моей жизни. Мы здесь! Мы смогли! Лена будет здорова!

После окончания карантина к нам присоединился папа, и мы уже всей семьей ездили сдавать анализы и готовиться к операции. И, конечно, гуляли. Тель-Авив – город-мечта, здесь есть всё, что нужно: море, пляж и невероятно добрые люди. Ленка вела себя как маленький викинг и устраивала скандал на каждом осмотре. Ни разу никто не сказал ей или нам ни слова. Все были внимательные и ласковые. Наконец настал день операции. Лену подготовили, дали успокоительный сироп. Я переоделась и пошла вместе с ней в операционную. Малышка засыпала, пока я гладила её по голове и говорила, что всё будет хорошо. Потом вышла и не чувствуя ног отправилась на выход.

Операция – это тяжело. Семь часов ты не знаешь насколько удачно всё пройдет. Мы с мужем просто отключили головы на всё это время. Ели, смотрели в компьютеры, не думали.

Через 7 часов операции к нам вышли профессор Шимон Рохкинд и доктор Джерри Вайс. Они сообщили, что операция прошла отлично! Профессор рассказал об операции, которая завершилась с сохранностью реакций со стороны мышц, сфинктеров и рефлексов при освобождении корешков спинного мозга и конского хвоста.

Пока мы говорили, Леночку вывезли из операционной, перевезли в сопровождении Анестезиолога и медперсонала в палату Интенсивной терапии; происходил процесс передачи ребёнка врачу и медсестре отделения, подключения необходимого оборудования.

Мы увидели своего ребёнка – маленького, такого беззащитного, всего в трубках.

Первые две ночи – самые тяжёлые, вы сидите над малышом, спите урывками, смотрите, как ему дают действующие обезболивающие, антибиотики и другие препараты. И “Ассута” – лучшее место, чтобы это пережить.

Во-первых, вас окружают заботой и вниманием.

Во-вторых, если с ребёнком двое родителей, можно выходить на улицу, пить кофе, смотреть на удодов.

Это были для нас ужасно тяжёлые дни: Лена злилась, кричала, если я подходила; рыдала каждый раз, как кто-то входил. И успокоилась, только когда мы вернулись в квартиру. В клинике мы находились 5 ночей после операции.

Ещё полторы недели мы сидели дома: показывали ей мультфильмы, развлекали, читали. Всё это время к нам приезжали врачи и Анна Казачкова.

Анна вообще была нашим ангелом: когда у девчонки начались опрелости, всё объяснила, привезла мазь. Когда заболел живот, привезла пробиотики. Помогала во всём.

Спустя 2 недели после операции (заживала рана с проведенной пластикой) нам разрешили выходить гулять по улице, и тут всё стало совсем хорошо.

А потом мы улетели из Израиля, но это уже совсем другая история.

Сейчас после операции прошло два месяца. Лена через месяц с небольшим стала садиться, вставать, уговорить её лечь уже было почти невозможно. Затем начала ходить как ранее и уже бегает!

Обо всём случившемся напоминает только узкий шов на спине. Наша малышка здорова! И когда-нибудь у неё будет отличная история.

Я очень благодарна фонду “WorldVita” и ещё одному неназванному Благодетелю! Всем, кто помогал нам денежными средствами и добрыми словами! Анне, профессору Шимону Рокхинд и его команде; доктору Юле – самому доброму Анестезиологу в мире, доктору Леониду, который делал девчонке перевязки; Пластическому хирургу доктору Джерри Вайсу, который выполнил реконструктивную пластику дефекта позвоночного канала у Лены, следил за заживлением раны, снимал косметические швы.

Если вы сомневаетесь, ехать или не ехать в Израиль, к профессору Шимону Рохкинд, я советую: ехать. Да, когда слышишь, сколько стоит операция, первая реакция – шок. Но будущее ребёнка бесценно, а вокруг вас – невероятно добрые люди, которые помогут. Посмотрим, что будет дальше, но проценты на нашей стороне. Всем удачи!